Нагадала мне цыганка

Мне цыганка молодая нагадала, 
Что однажды полюблю я слепо. 
Наперёд события узнала, 
Но в тот день не смог поверить в это. 

Шляпу снял. С улыбкой поклонился. 
Черноокой дал монет немного, 
И скорей домой заторопился 
Через лес заснеженной дорогой. 

Мои думы в воздухе повисли. 
Сам себе тогда не мог ответить — 
Больше было снега или мыслей 
О слепой любви на белом свете? 

Я ведь так ни разу не любил — 
Барышни меня всегда любили. 
Для раздумий не осталось сил, 
И за чаем мысли отступили. 

Всё забылось в сердце. Улеглось. 
Годы, дам листал я, как страницы, 
Только вот душе не удалось 
Хоть в кого-то искренне влюбиться. 

Но однажды в месяце апреле 
Разлилась по небу бирюза. 
Соловьи так сладостно запели, 
Я в толпе «нашёл» её глаза.

В спешке ей нарвал тогда ромашек. 
Сжал в ладони простенький букет, 
И жених счастливый до мурашек 
Побежал мечте своей во след. 

Мы вдвоём до вечера гуляли, 
Позабыв про важные дела. 
Моё сердце сотни потеряли, 
И одна нежданно обрела. 

Я в неё влюблялся по инерции, 
С каждым часом, с каждым новым днём. 
Чувства, как стрелой вонзились в сердце. 
В сердце казановы остриём. 

Много раз с гитарой приходили 
Под её окно играть и петь, 
Но слова любовь не уместили 
Ни на половину, ни на треть. 

Слушала она мои сонаты, 
Провожая взглядами зарю, 
И молчала, точно виновата, 
Что не может вымолвить: «Люблю!» 

Мысль однажды вырвалась наружу, 
Обличив невидимую нить — 
«Неужели, я тебе не нужен? 
Ты себя позволила любить?!» 

Но не верил этому упрямо, 
Как и весь влюбившийся народ. 
Страсть слепа и не найдёт изъяна, 
Даже зная, где он наперёд. 

Как-то утром всё-таки решился 
Выяснить — ты любишь или нет? 
Я на свадьбу будто нарядился, 
Красных роз купил большой букет. 

Дома никого не оказалось. 
Долго у калитки простоял. 
Издали вдруг пара показалась — 
Юноша ладонь твою держал... 

Словно цепью боль меня сковала. 
Вот, любовь, — последний твой сюрприз! 
Роза не уместной сразу стала, 
И покорно опустилась вниз. 

Молча я ушёл своей дорогой, 
Утренними росами звеня, 
И судил себя впервые строго 
За ушедших молча от меня. 

Та цыганка в мыслях мне явилась, 
И её пророчеств вороньё. 
Сердце, как бокал с вином, разбилось. 
...Сердце покорённое моё.